Просмотр сайта платный. Вам следует перевести 100 рублей на Янднес-деньги 410012331271309, после чего вы можете просматривать все страницы сайта с настоящего момента до конца 2017 года. Гражданам Новороссии и ополченцам бесплатно. Благодарю за понимание.

 

Да здравствует Холодная Война!

Борис Борисов


Возродить безудержную гонку ядерных вооружений - главная военная задача России

 

Бытует мнение что «гонка вооружений развалила СССР и его экономику». На самом деле всё обстояло ровно наоборот - Советский Союз развалился именно в тот момент и в значительной степени потому, что попытался выйти из гонки вооружений и сопутствующих ей стратегических реалий и поведенческих доминант. Сегодня хорошо загорелые ребята из Штатов предлагают нам новое издание старого доброго ядерного разоружения. Боюсь, нам придется их немного огорчить. Бог создал богатых и бедных, а Курчатов Бомбу - чтобы немного уровнять шансы. Только возрождение безудержной гонки ядерных вооружений, в том числе в космосе, способно вернуть нашей стране новый динамизм - динамизм силы и технического превосходства.

 

Танков много не бывает

Вооружений никогда не бывает слишком много. Даже когда вам кажется что их слишком много - вы просто не всё учитываете. Шестьдесят тысяч танков, которые были у Советского Союза - это просто капля в море в случае настоящего ядерного конфликта, но и эта капля позволяла надеяться на сохранение боеспособной войсковой группировки численностью около миллиона человек после массированного и неожиданного применения противником ядерного оружия. В ядерном конфликте ключевой вопрос - не количество ваших исходных сил, а то, как будут выглядеть основные ТВД после обмена первыми и ответными ударами. Именно это - перспектива исхода первых суток судного дня - и определяет будет ли этот удар нанесён по вам хоть когда нибудь. И танки, как лучшее средство передвижения по постядерному миру - не могут быть «излишними» ни в каких количествах. Миллион танков тоже не было бы «слишком много». Нет сомнений в том, что именно тысячи советских ракет и десятки тысяч танков сохранили саму жизнь послевоенного поколения и мир во всём мире.

Вопрос «зачем иметь вооружения способные семь раз уничтожить противника» - глупый. С таким же успехом можно спросить, зачем солдату боекомплект в девяносто патронов, когда врагов «всего тридцать». Давайте шестьдесят лишних патронов сократим - и будет нам «большая экономия», «снижение нагрузки на экономику» а попутно мы докажем всем свою «приверженность делу мира». Десятипроцентная норма сохранения стратегических сил (оценка НАТО) в случае если политическое руководство прохлопает первый удар - а наш опыт, включая и самый свежий, грузинский, учит что таки непременно прохлопают - обязывает нас иметь как минимум десятикратный запас для уничтожения «остального мира». Причем именно с целью, чтобы этот «остальной мир» нам не пришлось уничтожать никогда.

Весь этот разоруженческий идеологический хлам давно стоит сдать на свалку истории. Разоруженческий процесс сегодня крайне опасен, он неуклонно ведет человечество вовсе не к миру а к масштабной войне, так как понижает порог применения стратегических сил, создавая у сторон иллюзию приемлемых потерь и понуждая к первому удару. Разоруженческий процесс имеет смысл и ведет к миру только при совпадении трёх достаточно редких исторических обстоятельств: у вас есть примерно равный противник (военно-стратегический паритет), у вас фактически закончено разделение сфер влияния и ответственности (Хельсинский Акт, «принцип нерушимости послевоенных границ»), вы обладаете механизмами понуждения партнёра к миру - то есть стратегическими превосходствами, картами для размена, козырями, весомыми долгосрочными аргументами, вроде десятка весёлых «национально-освободительных движений» готовых вставить партнёру большое шило в задницу, если что. Тогда можно торговаться - но и тогда результат не гарантирован. Именно этот набор исторических обстоятельств удачно выпал нам в 70-х годах, когда усилиями Леонида Брежнева и Ричарда Никсона был дан старт процессу контроля над вооружениями - и тогда это был шаг к миру.

Разоруженческий процесс в нынешней российской ситуации - это просто азартная игра один на один с бандой профессиональных хорошо загорелых шулеров, которые никогда не отдадут вам ваш выигрыш, но всегда готовы силой взять свой - даже если все их карты краплёные. Это тот случай, когда даже самая хорошая игра прямо ведет к поражению. Любое разоружение сегодня - это прямой шаг к войне. Мне очень хочется верить, что в руководстве страны есть люди, которые это понимают.

 

Обман Обама

Плач Горбачёва о том что «Когда мы распускали Варшавский Договор Запад давал нам гарантии нерасширения на Восток» - стоило бы включить в профминимум сдаваемый каждым кандидатом на пост Президента и десять раз повторять его со Спасской башни по утрам - вместо утренней президентской зарядки. Мне бы весьма не хотелось лет через двадцать видеть извиняющегося Медведева с рассказами о том, что Обама обещал ему, мило улыбаясь, тогда, в весеннем Лондоне 2009 года, и почему в итоге всё для нас так плохо кончилось. Проблема усугубляется тем, что на данный момент для американской стороны не существует даже необходимости большого обмана горбачевского типа - или блефа вроде рейгановских «Звёздных войн» - сама позиция игроков настолько не равна, и карты так легли, что само начало любых разоруженческих игр с Западом означает неминуемый проигрыш. Единственный выход для России - немедленный переход от переговоров к массированной гонке вооружений, и прежде всего ракетно-ядерных, полное, до основания, разрушение т.н. «системы мер доверия в стратегической области», возврат к нерегулируемому и неконтролируемому ядерному вооружению, с сокрытым от потенциального противника и количеством, и характеристиками, и фактам размещения ядерных сил, создание ситуации стратегической неопределённости, включая неопределенность размещения наших ядерных сил по регионам и странам - союзникам, включая непризнанные территории жестко зачищенные от всякого международного присутствия.

 

Стратегическая ловушка «мер доверия»

Именно стратегическая неопределенность является на сегодня той единственной разменной картой, которую мы можем положить на стол переговоров с Западом как последний аргумент в случае серьезных международных коллизий. Единственное что должно быть известно международному сообществу о наших ядерных силах - это триада «У русских очень много бомб, они неизвестно где, и они всегда готовы их применить».

Для этого надо в корне изменить внешнеполитическое сознание советской эпохи. Советской эпохи больше нет, мы в другой эпохе, и должны действовать совершенно по другому, по другим калькам и сценариям. Логика военно-технического развития привела к тому, что в дополнение к тысячам ракет прорисовалась жизненно важная необходимость в программе массового создания целой системы ложных целей для локализации военной активности превосходящего противника, особенно его дорогого и высокоточного оружия на химерах военной мощи, и тщательную маскировку самой этой военной мощи, включая её постоянную передислокацию.

Разумеется, создание десятков тысяч ложных стратегических целей, заведомо превосходящих любой мыслимый наступательный потенциал противника противоречит самим принципам «контроля над стратегическим вооружениями и мерам доверия» - которые стали для России настоящей стратегической ловушкой - поэтому все эти принципы и меры должны непринужденно, с сегодня на завтра быть превращены в систему мер по созданию максимального недоверия и стратегической бесконтрольности. Каждый килограмм стратегической стабильности стоит много политических денег, и эпоха его бесплатной раздачи закончена. Теперь надо научиться рыночно торговать этим продуктом - благо у него есть вполне платёжеспособный заказчик, который снова собрался печатать деньги для всего человечества. Думаю, что примерно 10-20% от этой суммы - не слишком большая плата за искомую стратегическую стабильность. В любом случае она стоит больше всей российской нефти, больше газа, потому что это торговля не теплом а правом на жизнь. Надо уметь расчленять это саморастущее недоверие, этот самовозрастающий капитал акционерного общества «РакетПром» на востребованные рынком активы, надо создавать реальный товарный продукт, раскручивать на западном рынке торговую марку «советской военной угрозы» (какой бренд! какой бренд пропадает!) , за который Запад заведомо готов платить и переплачивать, создавать рынок продуктов стратегической безопасности.

Вы же сами призвали Россию к рынку господа? неужели вы думали, что она будет вечно торговать пенькой и кожей? У нас есть товар и получше - ваша жизнь и безопасность. Моральные ограничения ? А чем, простите, десятилетиями торговала Америка на европейском рынке, раскрывая над Европой и Японией пресловутый «зонтик безопасности» в обмен на военно-политическое и экономическое господство? Не тем же ли самым продуктом торговали ваши лучшие друзья американцы? Мы просто немного нарушим их монополию на этом рынке. Безопасность - такой же рыночный продукт и обладает несомненной способностью к бурному росту своих котировок. И вот тогда, после капитализации и листинга акций безопасности на мировой политической бирже, частицы этого саморастущего недоверия, саморастущей неопределённости, саморастущих и самовозникающих угроз могут стать предметом настоящего политического торга оптом и в розницу - но не сама русская мощь, и не право на эту мощь, нет. Сама мощь и право на неё - необсуждаема.(1)

«Хорошо, мы покажем вам где реально наши носители средней дальности на европейском ТВД, и год не тусуем их в рукаве, но тогда вы ... » - это пример такой торговли неопределённостью, дающей выгоды без всякого сокращения вооружений. Но для этого надо покончить с химерой советского сознания, будто нам хоть как то выгоден и полезен разоруженческий процесс. Нам полезна безудержная гонка ядерных вооружений, нам полезно полное отсутствие «мер доверия и контроля» нам полезна подозрительность и генералы, которые иногда выбрасываются из окна Пентагона с криком «русские идут». Нам полезен военный психоз, шовинизм и воинствующая западная русофобия (2), которае только отражение их слабости и страха - а вовсе не «разоруженческий процесс» «меры доверия» и «удушение в объятиях».

Вы звали нас на рынок, господа? Мы пришли.

 

Чтобы хорошо разоружиться, вначале надо хорошо вооружиться

Старт разоруженческому процессу современного типа на самом деле положил Кубинский кризис. Надо понимать, что при всех попытках США изобразить из себя победителя они потерпели громадное стратегическое поражение. Послевоенный мир построенный на химере полного ядерного превосходства США рухнул. Хиросима и Нагасаки сгорели зря. Русские ракеты на Кубе показали, что красные стрелки на картах рисуют не только в Пентагоне, но и в Москве, а ядерная победа над Россией и коммунизмом - не раз уже запланированная - обойдется не только никчемными жизнями русских, но и миллионами жизней «членов западного сообщества». Паритетное решение сторон сократить советские ракеты на Кубе и американские в Турции закрепило это новое геополитическое состояние.

Обратите внимание на то, что - как сегодня общепризнанно - Хрущёв откровенно блефовал по поводу наличного количества ядерных сил у СССР, и этот блеф вполне удался. Без толчка Кубинского кризиса 1962 года никакое ядерное разоружение 70-х было бы невозможно - во всяком случае в выгодном для СССР ключе. Западной элите нужно было пережить настоящий военно-культурный шок, быть в пяти минутах от ядерной войны, пережить кризис такого масштаба, который убедил послевоенные военно-политические элиты вести дела с Москвой честно и на равных. И такой шок состоялся. Никого равного диалога без этого шока просто не могло состояться.

Здесь действует та же самая закономерность - любое выгодное для вас разоружение должно быть основано на сверх-вооружении, пусть локальном, пусть в некой вполне локальной стратегической нише, вроде Кубы, но совершенно выходящей за рамки того, что ожидает от вас партнёр, на культурном шоке, на потрясении элит и военных кругов. Похожим образом действовал Рейган в восьмидесятых, блефуя на тему звёздных войн - и добился сокрушительного успеха. Только перехват военно-стратегической инициативы способен дать перевес стороне не имеющей изначально такого перевеса. И мы в праве и должны задать этот вопрос нашему внешнеполитическому ведомству: где и как вы планируете этот перехват, господа? И планируете ли вы его вообще ...

 

Капитализация Хаоса:
стратегический хаос как элемент рынка

Наша разменная карта на переговорах - не сама наша стратегическая мощь, которая по итогам переговоров может быть даже усилена, а выгодная и созданная нами стратегическая неопределённость, стратегический хаос, пожертвовать элементами которой можно только за очень высокую цену - скажем, полную свободу рук на постсоветском пространстве, включая Прибалтику и ряд стран Восточной Европы, за размеры рублёвой валютной зоны в пол-Евразии или иные сопоставимые по масштабам геополитические уступки со стороны США и Запада. Если они не готовы на такие уступки - пусть будут готовы десятилетиями жить в условиях военной угрозы, нарастающей стратегической неопределенности на всём евразийском континенте, краха режима нераспространения ядерного оружия, военных нестабильностей в зонах своих ключевых стратегических интересов, вроде Персидского Залива или Мексики и иметь все прочие радости полномасштабной увлекательной Холодной Войны. И тогда всегда найдется новый Никсон и новый Брежнев которые скажут: «Хватит, пора договариваться на равных». Если играть в игру по американским нотам - нового Никсона не будет никогда. Будет только новый всепобеждающий Рейган. Даже талибы в Афганистане сегодня понимают это - и поэтому скоро получат то, что хотят - полный контроль над тем, что они по праву считают своим. Не они попросят «дайте» - а им предложат, а они будут думать - соглашаться или продолжить торговлю Хаосом, будут сами выбирать условия капитуляции для своего противника. Может быть, иногда стоит учиться у соседей ?

Идеальный вариант второго тура разоружения, разоружения XXI века - для которого вначале надо весьма основательно вооружиться - заключается в выходе на Договор понуждающий партнёра сокращать реальные вооружения и делать другие уступки под ваши обязательства сокращать вооружения виртуальные или устаревшие - или не создавать новых угроз. Идеальный разоруженческий размен состоит в сокращении ваших намерений в обмен на сокращение реальных военных активов противника. Рейгану это, к примеру, в полной мере удалось. Степень достижения этого идеала - и есть степень успешности разоруженческих переговоров. Заценим по этой шкале предложения Обамы ? На столе переговоров старая идея в новой оболочке: обменять американское «неразмещение ПРО» на наши реальные боеголовки. Вы не слышите знакомых ноток этой уже не раз сыгранной американцами партитуры? Той, где Горбачёв смело менял на «отказ США от Звездных войн» и «неразмещение Першингов» добрую половину нашей реальной стратегической мощи? Я понимаю, что американцам понравилось, и они хотят добавки. Сокращать свои обещания и планы в обмен на кастрацию русского ядерного потенциала - и изображать из этого «взаимные уступки» - что может быть приятней? Но лично мне не нравиться это музыка. Это похоронный марш над Россией, покрытой звёздно-полосатым флагом. Могила уже выкопана, и нам просто предлагают лечь в неё самому. В качестве бонуса мы можем устроиться там поудобней.

Может быть, стоит решиться хоть раз сказать американцам «нет» ?

 

На наши деньги мир можно спасти тридцать раз

Именно и только сверх милитаризация, ракетно-ядерный космический прорыв вытянет нашу экономику из сырьевого коллапса, из сырьевой ловушки. Увы, у нас просто нет иного шанса. Сырьевой режим затягивает экономику в глубокую потенциальную яму выйти из которой можно только в результате сильного внешнего пинка, кардинально меняющего всю экономическую структуру народного хозяйства в сторону высокотехнологического сектора. Нет ни одного русского хай-тек проекта который стоил бы сотни миллиардов, был осуществим и самоокупаем - кроме проекта ракетно-ядерного. Нет другого проекта, в котором образ будущего России нарисован на крыльях возрождённого «Бурана», а не на ржавой трубе «энергетической империи», в которую периодически и с видимым удовольствием плюют лимфотрофы, где русский взлёт - это взлёт возрожденной ракеты «Энергия» запускающей в космос боевые платформы, это такой образ будущего где русский след на Марсе - только побочный продукт господства нашего военно-промышленного комплекса, разумный маркетинговый ход, вложение в рекламу торговой марки «русская мощь» если хотите, окупаемая инвестиция в бренд.

Военные расходы и вооруженные силы, сила, могущество - становятся в современной модели мира непосредственной производящей силой (3), прямо влияя и на капитализацию национальной экономики, и на доступ к кредиту, и вообще дают право на пропуск в мир имеющих право жить и решать, а не побираться крохами «у края европейского стола». Сильная современная экономика - это экономика, способная развернуть над партнёрами комплексный «зонтик безопасности» в котором военная безопасность стоит на главных позициях и является обязательным условием. Все остальные экономики - невзирая на размеры их ЗВР - слабые и подчинённые, вторичные. Если в современной экономике вы хотите печатать собственные настоящие полновесные деньги - а не нынешние фантики - вам потребуется на каждый рубль произвести патрон, на каждый миллион - танк и на каждый десятый миллиард - авианосец. Если вы не готовы к этому - забудьте о своих деньгах и своей валютой зоне и пользуйтесь тем что дают.

 

Ракетно-ядерный реванш

Цена вопроса ракетно-ядерного перевооружения известна и не слишком высока. Данные по цене ракеты «Тополь-М» говорят о примерно 30 миллионах долларов за изделие. В боевом снаряжении с тремя РБЧ возможно и несколько выше. У меня нет данных по тяжелым ракетам шахтного базирования, таких как УР-100, но, очевидно, их цена не может быть принципиально больше цены «Протона» (от 40 до 80 миллионов долларов, забрасывает 20 тонн груза за раз, то есть в разы больше стратегов).

В целом можно оценить расходы на ракетно-ядерный реванш в сумме 10-20 миллионов долларов на одну боеголовку в составе разделяющейся боевой. Для ракет средней дальности - и того ниже. Если я и ошибся, то не сильно. Таким образом, всего навсего за 200 миллиардов долларов мы с состоянии развернуть от десяти до двадцати тысяч боеголовок на нескольких тысячах носителей, из которых большая часть - подвижные грунтовые комплексы, часть шахтных и часть ракет морского базирования. Таким образом, даже такой явно экстремальный вариант (20 000 боеголовок) является доступным для России «даже сейчас».

Эксперты возразят, конечно, что «расходов будет гораздо больше , поскольку потребуется пропорциональное развитие других родов Вооруженных сил» Долой пропорциональное развитие. Да здравствует непропорциональное развитие, дающее право противнику подозревать, что мы готовы бросить бомбу на каждый громкий чих в нашу сторону. Да здравствуют немыслимые диспропорции в ядерных и обычных силах, которые можно устранять, но только за уступки в нашу пользы - а нет, так пусть будут и диспропорции, нам не мешают. Кто сказал, что нельзя иметь стратегический ядерный заряд на каждые сто солдат и тактический на каждые десять? Можно и нужно. Именно к такой пропорции и следует стремится - а всё остальное решать не военными, а полицейскими силами и силами специального назначения. 10 000 боеголовок и миллион солдат - и будет нам счастье и достойное взаимное разоружение - на наших условиях.

Возродить безудержную гонку ядерных вооружений - главная постсоветская задача России. Мы должны написать на новом Знамени Победы :

Долой разоруженческий процесс!

Долой меры доверия!

Долой разрядку!

Да здравствует холодная война!


И только так. Так победим.


Примечания :

(1) Впрочем «необсуждаемость» - это тоже предмет торга, это тоже торговый маркетинговый ход, и у «необсуждаемость» есть своя цена, но это не говорят партнёрам прямо. Чтобы необсуждаемое стало обсуждаемым партнёр должен сам предложить весьма и весьма достойную внешнеполитическую цену. Необсуждаемость - товар редкий и уникальный, ценника не наго не вешают, он может ждать покупателя десятилетиями. Но продать его можно только раз в полвека, не чаще. Отсюда и цена Но я этого не говорил. Этого в слух обычно не говорят.


(2) В этом смысле вопрос «А как же нам бороться с извечной западной русофобией» приобретает свое естественное решение: с западной русофобией бороться не нужно, её напротив надо поддерживать, холить и лелеять, она - наше важное конкурентное преимущество, один из важнейших национальных брендов, имеющий на самом деле огромную и нереализованную рыночную капитализацию. Исчезновение русофобии будет означать для нас внешнеполитическую катастрофу, будет признанием того факта, что Руси как иной цивилизации больше не существует. Впрочем, об этом надо отдельно статью писать.


(3) «Военные расходы и вооруженные силы, сила, могущество становятся в современной модели мира непосредственной производящей силой» Подробнее по этой теме : http://www.rus-obr.ru/ru-club/1812 "Русский Обозреватель" статья "Многопроклятый мир" Борис Борисов 02/02/2009

Борис БОРИСОВ

(впервые опубликовано 17 апреля 2009 года на ресурсе "Русский обозреватель")

http://www.rus-obr.ru/ru-club/2606

 

Троица статей по геополитике:

Да здравствует Холодная Война!

Цена мира: пора брать за это наличными

Многопроклятый мир

 

***

Главная страница сайта

Борисов Борис Авенирович
Полное собрание статей

***

Все тексты Б.А. Борисова по дате публикации


Все тексты Борисова Б.А. по различным СМИ


Все тексты Бориса Борисова по темам

* * *