Просмотр сайта платный. Вам следует перевести 100 рублей на Янднес-деньги 410012331271309, после чего вы можете просматривать все страницы сайта с настоящего момента до конца 2017 года. Гражданам Новороссии и ополченцам бесплатно. Благодарю за понимание.

 

Борис Борисов:

Права человека — чума ХХI века

(политический памфлет)

(Несвоевременные мысли по ходу «заседания Совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, посвящённое развитию образования, здравоохранения и вопросам демографии»)*

«Jus summum saepe summa malitia est»**

 

Чтобы рассуждать о школах, следовало бы вначале подумать, кто в них будет учиться. Причем думать нам надо не только в количественном, но и в качественном измерении, а также в измерении расовом и национальном.

Между тем, решить демографическую проблему не так сложно, как это любят нам изображать — особенно если сломать некоторые стереотипы общественного сознания, которые мешают нам даже обсудить эффективные рыночные, индустриальные методы прироста рождаемости. Стихийной рождаемости «юга» промышленные цивилизации Севера вполне в состоянии противопоставить плановую, организованную индустрию рождаемости и доработки получаемого сырого детского материала до высоких промышленных стандартов — и по показателям здоровья, и по интеллектуальным тестам.

 

Монетизировать материнство

Для решения демографической проблемы мы должны сделать ребёнка товаром
Как и любое расширенное воспроизводство в рыночной экономике, расширенное воспроизводство парка детей требует значительных производственных и инфраструктурных инвестиций и основательного бизнес-плана по окупаемости этих инвестиций. Пока же государство у нас является не квалифицированным инвестором, и даже не рачительным пастухом своего стада, а охотником-собирателем, подбирающем то, что вырастила матушка природа.

Оставаться в такой патриархальщине нельзя — сгинем и следов наших на этой земле не найдут. Для решения демографической проблемы мы должны сделать ребёнка товаром, и потенциальную успешность любой демографической схемы оценивать по степени вовлечения детей в коммерческий и хозяйственный оборот, по конечной окупаемости этих инвестиций. Способы для этого есть разные — скажем, наш материнский капитал строго укладывается в правильную товарно-денежную схему «мать — ребёнок — деньги», но, увы, не отвечает на вопрос, что же желать с ребёнком дальше, какая от него прибыль. Мы должны последовательно монетизировать материнство.

Монетизация материнства — наиболее простая и распространенная практика стимулирования рождаемости, широко распространённая в мире. Однако в изоляции от других системных мер она не решает проблему кардинально, а также создаёт новые, так как в урбанизированном обществе затраты на взращивание одной единицы ребёнка весьма существенны, и кроме некоторых нефтедобывающих арабских стран нигде не компенсируются властями полностью.

А правильное понимание в обществе важности бизнес-схемы: «инвестиции в рождаемость — инвестиции в доведение детей до промышленного стандарта — производственное применение — полученная прибыль — расширенные инвестиции в рождаемость» отсутствует вовсе. В лучшем случае вам скажут, что это «чудовищно».

 

Монетизировать школы

Главная проблема состоит собственно даже не в стимуляции рождаемости — это решаемый вопрос, особенно если понять, что для его решения следует закладывать суммы от десяти до ста раз большие, чем приято сейчас. Главное — в качестве и системности работы всего конвейера обработки родившегося материала от момента рождения до момента превращения его в производителя товарных ценностей и живого материала.

Школы в рамках этой концепции должны быть монетизированы и превращены в коммерческие предприятия. Правильный подход к демографической проблеме вообще должен содержать элемент кардинального пересмотра отношения общества к детскому труду. Разумеется, никто не говорит о самых тяжелых работах. Скажем, использовать труд детей для ручной добычи угля в шахтах в невоенных условиях было бы чересчур. Но здоровый оплачиваемый физический труд на свежем воздухе был бы детям вполне полезен. Мы должны поощрять это как в частном порядке, так и путём создания детских трудовых отрядов и армий.

Я уверен, например, что школьники и студенты — если вменить им это в постоянную обязанность — могли бы очищать города после снегопадов куда эффективней, нежели штатные городские службы, которые в пик снегопадов всё равно не справляются, и в нашем климате не справятся с проблемой никогда. Дети, начиная с определённого возраста, лет с двенадцати, должны приносить деньги в семью, а не тратить их. Мешает этому только костное мышление и тяжкий груз XIX века, когда детский труд — иногда по 12-14-16 часов в день — действительно стоял на пути развития общества, образования и прогресса. Сегодня таким же препятствием стал страх перед массированным использованием детского труда в народном хозяйстве.

Дети, начиная с определённого возраста, лет с двенадцати, должны приносить деньги в семью, а не тратить их.


В целом школы должны из дотационного затратного элемента народного хозяйства стать прибыльными коммерческими предприятиями, которые бы не требовали денег на своё обустройство, а сами бы зарабатывали их. С институтами сложнее, но и там элемент сезонных сельскохозяйственных работ был бы вполне уместен. Ссылка неуспевающих студентов на сельхозработы — примерно по месяцу-два за каждый «хвост» — также стабилизировала бы обстановку в вузах и избавила бы их от излишнего балласта.

Необходимо также изначально придать конкурентные преимущества этому типу предприятий перед взрослым трудом, например, освободив их от ряда налогов и установив предельные расценки на услуги по крышеванию этого бизнеса со стороны силовых структур.

 

«Мы вымираем, и скоро нас не будет»

И это правда. Есть достаточно много людей, которые считают — и справедливо считают — этот вопрос важнейшим. Также есть люди, которые считают, что этот вопрос следует решить «любой ценой». Однако... Любая идея проверяется «на вшивость» путём доведения её до крайней точки. Вот тут-то и начинаются вопросы, иногда весьма интересные. Возможен, к примеру, и такой подход к проблеме народонаселения:

Дети становятся значительной ценностью, поскольку их — скажем, с 12 лет — можно выгодно продать.


«Существует веками проверенный способ решения проблемы народонаселения и рождаемости. Следует просто отдать владельцам заводов-газет-пароходов всех их работников в холопы. Навсегда. И чтобы дети их тоже были холопами. Сразу, с одной даты. «Вот тебе, бабушка, и Юрьев день». Работаешь ты у Холмогорова, пишешь статейки — вот тебя и записывают в холопы к Холмогорову. Ну и сам он, в рамках феодальной доктрины, разумеется, чей-то человек — не будем уточнять, чей — но уже принадлежит к иерархии правящей касты. Люди при этом должны стать товаром, и менять место работы можно только после получения хозяином значительного отступного.

Дети сразу становятся значительной ценностью, поскольку их по совершеннолетию — скажем, с 12 лет — можно выгодно продать, семья с детьми ценится куда дороже, чем семья без детей, и владельцы людишек сами быстро найдут способ, как решить демографическую проблему. Столько нарожают, что ещё девать будет некуда».

Делаем? Нет, оказывается «нельзя жертвовать основными правами и свободами», — говорит оппонент. Вот «любым способом» — но свободами, дескать, жертвовать нельзя. А способ-то проверенный, не выдуманный из головы яйцеголовых теоретиков, проверенный в России сотнями лет практики — работает же. Ну, хорошо, пусть в более мягкой форме, типа современного футбола, где платят отступное за игрока. И никто, заметьте, не кричит о феодализме и «нарушении прав человека». Наоборот, считается, что это очень рыночно, прогрессивно и современно.

 

Сделать детей товаром

На самом деле, невзирая на весь ужас записных курсисток от подобных предложений — что-то подобное надо внедрять. Пока ребёнок не станет товаром — урбанизированные рыночные общества рожать не будут, а будут вымирать. До какой степени будут вымирать эти общества? Ответ очевиден: западные общества «прав человека» будут вымирать до степени такого цивилизационного регресса, пока человек снова, естественным путём не станет товаром.

Вообще современная демографическая проблема неразрешима без существенных покушений на права человека. И прежде всего, конечно, неразрешима без покушения на пресловутое «право женщины на выбор».

В средние века демографической проблемой была чума, сегодня демографической проблемой являются права человека. Права человека — это чума ХХI века. Они прямо ведут к вымиранию. В математическом пределе в результате последовательного применения прав человека людей не остаётся вообще. Общество полностью реализованных прав человека — в их нынешнем либеральном виде — даёт гарантии человеку, но не предусматривает гарантий существования человечества, гарантий продолжения человеческого рода. И это кладёт точный и неотвратимый исторический предел данной концепции.

 

Права человека — это чума ХХI века. Они прямо ведут к вымиранию


Монетизировать детей — иного выхода у человечества нет. Только рыночные силы и здоровая частная инициатива решат проблему вымирания. И когда в экономических новостях после курса валют и нефти мы услышим: «Фьючерсы на ребёнка с поставкой в апреле закрылись в зелёной зоне — 95000 евро», — тогда можно вздохнуть и подумать о правах человека.

Не забывая, что главное право человека — это право размножаться.


Примечания:

(*) «Заседание Совета по реализации приоритетных национальных проектов и демографической политике, посвящённое развитию образования, здравоохранения и вопросам демографии» http://www.kremlin.ru/news/6660

(**) «Jus summum saepe summa malitia est».
«Высшее право часто есть и высшее зло» (лат.).

***

Впервые опубликовано на ресурсе «Русской обозреватель» 28 января 2010 года.

http://www.rus-obr.ru/discuss/5445

 

***

Главная страница сайта

Борисов Борис Авенирович
Полное собрание статей

***

Все тексты Б.А. Борисова по дате публикации


Все тексты Борисова Б.А. по различным СМИ


Все тексты Бориса Борисова по темам

* * *